Inspire, Person

Corey Arnold – фотограф или рыболов?!

0 Comments 10 June 2011

Corey Arnold – фотограф или рыболов?!

Фотограф Кори Арнольд живет в Портленде, штат Орегон, но каждые пару месяцев его тянет в открытое море. Вообще, он работает рыбаком у берегов Аляски или в ледяных водах Баренцева моря. Начавшись как летняя работа, это дело стало его любовью и ненавистью. Поселившись на корабле на Аляске, он дает нам шанс близко подобраться к живой природе. Здравствуйте, маленькие морские создания!


Прежде всего, каким образом из всех возможных работ на лето Вы выбрали эту и оказались на рыболовецком судне? Это было что-то возбуждающее или что-то вроде “Старик и Море”?

Это все началось еще, когда я был ребенком: мне безумно нравилось путешествовать, делать открытия и заниматься животными. Ну, убивать и препарировать птиц, кроликов, белок, ящериц, и особенно морских обитателей. Я хотел знать, как все в мире выглядит внутри и снаружи – я был любопытным и жестоким маленьким мальчиком. Кроме того, мой отец был заядлым рыбаком. Мы часто рыбачили в водах рядом с Калифорнией, практически каждые выходные, а в перерывах, в будни, я занимался серфингом. В общем, в каком-то смысле я вырос на море..
После моего первого года в колледже, в 1995, я поехал на Аляску в поисках работы на лето. Я много слышал о возможностях быстрого заработка в рыболовецкой индустрии Аляски, и поэтому решил этим заняться. Не то, чтобы я поехал только ради денег, но идея заработать хорошие деньги и при этом заниматься тем, что мне нравилось, звучала слишком хорошо, чтобы быть правдой… И я быстро нашел работу рыбака лосося: я думаю, я заработал около $1,500 за 6 недель. Оглядываясь назад, не могу сказать, что это были такие уж большие деньги, но мне платили за самые большие приключения в моей жизни!

И почему Вы до сих пор настолько увлечены этим после всех этих лет?
Я возвращался сюда каждое лето в течение 5ти лет, пока учился в колледже. Потом я взял небольшой перерыв и работал ассистентом фотографа в Сан-Франциско. Было довольно тяжело начинать, не имея достаточно денег, и я решил опять поехать на заработки на Аляску. На этот раз я решился на более рискованную работу, более прибыльную с одной стороны, и в то же самое время позволяющую работать также и над моим фото проектом. Тогда, в 2002, я начал работать в Беринговом море на судне “Ролло”, занимающимся ловлей краба.
Потребовалось много времени, чтобы завоевать уважение рыбаков и добиться того положения, что у меня сейчас.

Наверное, когда Вы впервые там появились, рыбаки не понимали, зачем Вам эта работа. Каковы были ваши отношения в самом начале?
Я предполагаю, Вы думаете, что все рыбаки созданы по одному шаблону, и что я не мог вписаться, т. к. я такой художественно-фотографично ориентированная личность, но к удивлению, рыбаки – очень многообразная группа людей: я нашел очень креативного, умного, схожего по интеллекту норвежского шкипера, и мы очень быстро сдружились. Хотя с некоторыми другими членами команды были проблемы. Один парень был просто человеконенавистником по натуре, другому я не нравился, потому что он думал, что мне переплачивают для того опыта, что у меня был. Но в этой профессии новичку всегда приходится иметь дело с определенным количеством “дедовщины”. Если не удастся закалиться против этого быстро, ты дальше не справишься.

А как к тебе относятся теперь?
К счастью, этого мерзкого члена команды уволили через пару лет. Ситуация стала такой: либо я ухожу, либо он. Сейчас я работаю с 3мя ребятами среднего возраста и одним толковым молодым парнем. Я немного отличаюсь, потому что я не слежу за соревнованиями Nascar и футбольными сплетнями, но многие люди меня знают за мои фотографии и репортажи в Национальном Рыболовецком Журнале и Журнале Рыбак Аляски. Люди знают, что это мое, и уважают это.
Несомненно. Я хочу вернуться к этой Вашей привычке возвращаться туда каждый год. Это становится чем-то вроде вредной привычки – погружаться в эту дикую природу?
Тяжелая физическая работа? Свобода быть посередь океана? Я планировал заниматься ловлей крабов всего лишь года 2 и вот это уже мой 6ой раз! Это несомненно пагубная привычка. Это отношения любовь-ненависть.

Пожалуйста, расскажи больше…
Находиться на воде во время ураганного ветра и наблюдать за сорокафутовыми волнами с маленькой лодки – это, безусловно, опыт, способный поменять твое представление о жизни. Холод, долгие часы, работа, буквально способная сломать твою спину и заставить просить пощады на коленях – но в целом это не негативный опыт… до тех пор пока не утонул. Я люблю думать об этой работе не как об ужасном, опасном, причиняющим боль существовании, а как об образовании. После того, как выдержал двадцатичасовую работу при огромных волнах, есть это чувство завершенности, достижения успеха. Это закалило меня, сделало более сильным и уверенным человеком в моей обычной жизни. Рыбакам крабов свойственно чувство своей непобедимости, и это легко можно увидеть во время драк в местных барах. Кроме того, быть добытчиком дикой пищи выглядит важным. Это безусловно гораздо нужнее для существования человечества, чем работа дизайнера видео игр. Не то, чтобы я был против них, просто я не фанат просиживания пред экраном любого рода.

И что, ничего тебя не может удержать поехать туда снова?
Я даю это интервью с лодки на Аляске прямо сейчас. И я все еще работаю рыбаком, только сейчас фотографии стало гораздо больше. Я жонглирую двумя работами и сплетаю их вместе. Датч Харбор, Аляска для меня стали домом. Здесь меня окружают друзья и близкие мне по духу искатели приключений, трудолюбивый народ, и добрая доля болванов для того, чтобы все было интереснее.

Где еще ты плавал кроме Аляски?
Я был на Аляске от 3-ех до 4-ех месяцев каждый год, уже на протяжении 6-ти лет вдогонку к ловле лосося в течение 5-ти летних сезонов. Кроме Берингова моря я провел некоторое время фотографируя норвежских рыбаков в Баренцевом море прямо на границе с Россией.

В общем, ты накатался по холодным морям! Что было самым запоминающимся опытом во время этой работы? Кроме того, что ты стал сильнее, что-то изменилось в том, как ты ощущаешь свое тело?
Когда я стал заниматься ловлей крабов, это была гонка поймать все, что можно за четырех – десятидневный период. Мое тело справилось с истощением, на которое, я думал, я был совершенно не способен. Мы спали по 3-5 часов в сутки и работали по 19 часов или больше. Предлогом на передышку не могли быть ни высокая температура, ни морская болезнь, ни растяжение мышц руки. Мы продолжали через “не могу”. Из-за этого адреналина было очень трудно заставить себя остановиться в конце дня, а ночью преследовали странные видения, и было трудно заснуть.

Ого! И что же Вы делали? Интересно, что рыбаки делают вечерами, смотрят фильмы…?
Мы смотрим много фильмов, читаем книги. Вообще мы сморим много мелодрам. “Трудности перевода” – любимая на судне! Часы сна – бесценны, и я стараюсь запрыгнуть в мешок как можно быстрее. Потом я лежу около 15 минут проигрывая события дня в мозгу. Потом считаю крабов, чтобы заснуть.

Как мило! А как это – работать с рыбой?
В большинстве я работаю с крабами, но мы используем тысячи фунтов трески и селедки для наживки. Крабы не очень быстро двигаются по суше, поэтому достаточно просто поймать их и не быть ущипнутым. Мне нравится работа с морскими животными, живыми или мертвыми. Это здорово – быть близким к природе.

Ну, другие тоже так говорят и гладят своих питомцев … Что Вы чувствуете, когда дотрагиваетесь до них?
Я не совсем знаю, как ответить на этот вопрос. Рыба липкая и скользкая, и ее сложно держать. Крабы колючие, можно легко пораниться, когда их хватаешь за хребет – это случается постоянно. Хотя меня это не отпугивает…

А какой Ваш самый жуткий страх, когда Вы находитесь на борту посреди океана?
Мой самый ужасный страх – что меня раздавит котлом для крабов. Гораздо вероятнее быть раздавленным 1000 пудовым качающимся котлом для крабов, чем упасть за борт. У меня уже было дюжина прецедентов на грани, но мне удалось избежать серьезных травм. Больше всего меня беспокоят вероятность дурацких несчастных случаев, которые нельзя предугадать, например, если оборвется леска или механическая неисправность. Чем дольше я занимаюсь этой работой, тем меньше я боюсь несчастных случаев. Безопасность становится второй натурой.

У Вас были сложные ситуации? Например, штормы, тяжелые несчастные случаи?
Большие штормы случаются раз в неделю и мы обычно рыбачим в это время, т. к. они случаются просто слишком часто. Самые большие волны, которые я видел, были за 40 футов, но мы обычно рыбачим во в 20-ти футовые волны, тогда мы, в принципе, в безопасности. По большому счету, у меня не было серьезных несчастных случаев, кроме одного раза, когда я практически ослепил себя, когда я брызнул растворителем себе в глаза. Тем не менее, плохие истории случаются каждый сезон. Посмотрите список погибших рыбаков на Дискавери, чтобы узнать больше. Они очень любят разговаривать о высоком уровне смертности и травм в ловле крабов.


Звучит довольно опасно… Кроме рыбной ловли какие будут Ваши следующие проекты?

Следующей осенью у меня будет выставка в Чикаго совместно с Коуди Хадсоном. И еще, возможно, персональная выставка в Портленде, Орегоне. Еще будет дебютная сольная выставка в Нью-Йорке в Sara Tecchia Roma New York. И еще я планирую сделать серию фотографий про рыбную ловлю на Аляске, и китобойный промысел в Норвегии. Когда-нибудь я надеюсь, доберусь до русских лодок.


Почему русские лодки? И как ты будешь обходиться без языка?

Я побывал на экскурсии русского траулера, пришвартованного в северной Норвегии пару лет назад. Корабль был построен в 1988 году, а панель контроля и электроника выглядели так, как в 1940х и 50х. Он был ржавым с головы до ног, а команда состояла из 30ти крестьянского вида людей в бесцветной безымянной одежде. Люди были очень бедными и , наверное, проводили большую часть года в море, зарабатывая деньги для своих хозяев, в то время, как у них не было денег даже на то, чтобы позволить себе один ужин в Норвегии! Это новый рубеж для моего исследования. Еще у русских плохая репутация браконьеров. Хочу посмотреть на это изнутри. Что касается языка, похоже мне понадобится переводчик – но мне нравится путешествовать одному. Хмм, я еще не начал планировать….

Что ты можешь посоветовать людям, которые бы хотели заняться действительно суровой, тяжелой работой?
Рискуй, не жди, пока работа придет к тебе сама! Езжай туда и смотри, как что работает на Аляске. Работай забесплатно вначале, если нужно – делай все, чтобы получить знания и продвинуться по лестнице. Не думай появляться на два месяца, возьми деньжат и поезжай домой. Уйдет несколько лет, прежде чем получится занять здесь полноценную позицию и удастся зарабатывать на жизнь. Будь терпелив и перестань жаловаться!

/ переведено из журнала pingmag /

фотопроекты Кори Арнольда можно посмотреть на его сайте

Share your view

Post a comment

You must be logged in to post a comment.

© 2017 OLS. Powered by Wordpress.

Business wp themes